Версия для слабовидящих

Писатели

Результатом весьма плодотворной поездки А. С. Пушкина осенью 1833 г. на Южный Урал было, как известно, создание двух замечательных произведений – повести (романа) «Капитанская дочка» и «Истории Пугачева» («Истории Пугачевского бунта»).

Первое из них популярно и хорошо известно даже школьникам. Со вторым широкий круг читателей знаком гораздо меньше, часто понаслышке. Это объясняется, в частности, тем, что его можно найти не во всяком издании сочинений Пушкина. Да и людей, интересующихся историей пугачевского движения, не так много. Между тем в пушкинском труде можно почерпнуть немало любопытного.

Особый интерес для нас, челябинцев, представляет шестая глава этой книги. Речь в ней идет о событиях, происходивших в 1773–1774 гг. на нынешней территории Челябинской области и частично в Башкирии.

Работая над «Историей», А. С. Пушкин широко использовал архивные документы и материалы, труды историков, воспоминания очевидцев и, конечно же, свои личные впечатления от поездки в Оренбуржье.

К сожалению, поэту не удалось побывать ни в Челябинске, ни в Троицке, ни в Верхнеуральске, хотя, как предполагают некоторые краеведы, он намеревался поехать на наши горные заводы. По каким-то причинам поездка не состоялась, однако это не помешало ему по документальным источникам описать события, происходившие там, причем довольно точно и правдиво.

Известно стремление Пушкина-историка к объективности. Он намеренно избегал прямых оценок, комментариев и обобщений в своем повествовании о конкретных событиях. О своей книге он отзывался так: «Труд несовершенный, но добросовестный».

А. С. Пушкин сообщает только факты, которые уже сами по себе весьма красноречивы. Тем более, будучи «выстроенными» в определенной последовательности и системе, они дают целостное представление о происходившем.

Даже в пределах одной главы – шестой – бросается в глаза повторяющееся однообразие «сценариев», по которым действовали пугачевцы.

Эти описания оставляют впечатление трагической безысходности – от одного только перечисления фактов насилия и вандализма.

Вот несколько примеров из этой главы: «Тихановский (комендант крепости Магнитной. – В. Р.) с женою были повешены; крепость разграблена и выжжена».

«На дороге в Сенарской (так у Пушкина. – В. Р.) нашел он множество народа из окрестных разоренных крепостей. Офицерские жены и дети босые, оборванные, рыдали, не зная, где искать убежища».

«Крепость (Петрозаводская. – В. Р.) была разорена и выжжена, церковь разграблена, иконы ободраны и разломаны в щепы». И так было повсюду, куда приходили повстанцы.

Однако А. С. Пушкин не замалчивает и фактов бесчеловечной жестокости со стороны некоторых командиров крепостных гарнизонов по отношению к пугачевцам и примкнувшему к ним местному населению.

Мы читаем, например, следующее: «Комендант Верхо-Яицкой крепости (ныне г. Верхнеуральск. – В. Р.) полковник Ступишин вошел в Башкирию, сжег несколько пустых селений; захватив одного из бунтовщиков, отрезал ему уши, нос, пальцы правой руки и отпустил его, грозясь поступить таким же образом со всеми бунтовщиками».

Приведенные факты свидетельствуют, что автор не оправдывал жестокости ни с той, ни с другой стороны, считая ее бессмысленной.

А. С. Пушкин описывает в шестой главе события, происходившие в Чебаркульской, Троицкой, Верхо-Яицкой крепостях, на Златоустовском, Саткинском, Симском заводах.

Он обращает внимание на трусость и нераспорядительность многих командующих правительственными войсками (генералов Кара, Михельсона, Фреймана, Декалонга). В то же время Е. Пугачев и его «полковники», действуя хотя и стихийно, в короткий срок смогли захватить довольно большую территорию и «хозяйничали» там достаточно долго. Известно, что Челябинск, например, был в руках пугачевцев более двух месяцев. Пушкин об этом, по-видимому, знал. Несколько раз он упоми­нает наш город в своей книге, в шестой главе. Причем в двух вариантах – Челябинск и Челяба. Вероятно, работая с документами, он встречал оба эти названия – официальное и «простонародное» – и решил, ради объек­тивности, привести их оба.

В каком же контексте упоминает Челябинск Пушкин? «Генерал-поручик Декалонг из Челя­бинска, недавно освобожденного от бунтовщи­ков, двинулся к Верхо-Яицкой крепости...». «Пугачев ушел с одною пушкою по Челябин­ской дороге. Преследовать было невозмож­но». «Декалонг, сам обещаясь выступить для истребления последних сил самозванца, остал­ся в Челябе и еще отозвал к себе Жолобова и Гагрина». «Декалонг стоял в Челябе и, завидуя Михельсону, нарочно не хотел ему содействовать».

Жители некоторых других городов и сел Челябинской области могут прочитать у Пуш­кина описания – чаще всего краткие и лако­ничные – событий, происходивших в их род­ных местах (в крепости Магнитной, Кизильской, Карагайской, Уйской, Степной и др.).

Сражение у Троицкой крепости Пушкиным описывается довольно подробно. Жители села Варламово Чебаркульского района могут, на­пример, прочитать о своем родном селе следу­ющее: «Вскоре услышал он (Михельсон. – В. Р.) о победе Декалонга и пошел на Вар­ламово с намерением пресечь дорогу Пугачеву. В самом деле, 22 мая утром, приближаясь к Варламову, он встретил передовые отряды Пугачева... Он остановился, удерживая выгод­ное свое положение у леса (вероятно, Варламовского бора. – В. Р.), прикрывавшего его тыл». Думается, этими пушкинскими словами должна открываться (наряду с материалами об основателе села Варламе Красильникове) экс­позиция Варламовского школьного музея. Пушкин описывает события в Чебаркульской крепости (он ее ошибочно называет Чербакульской).

Может показаться странным то, как назы­вает Пушкин пугачевцев: толпа, чернь, бунтов­щики, сброд, сволочь. Кстати, последнее слово раньше не имело столь ярко выраженного «бранного» значения, как сейчас. Оно проис­ходит от глагола «сволакивать», т. е. ста­скивать, собирать отовсюду, являлось си­нонимом слова «сброд». В его устах эти слова могли, вероятно, обозначать толпу, движимую слепыми разрушительными ин­стинктами, – «бессмысленный и беспощадный русский бунт».

В «Историю Пугачева» вошли далеко не все материалы, собранные поэтом. В черновиках, набросках, ранних вариантах и редакциях есть сведения и о других «пугачевских местах» Юж­ного Урала, в том числе и находящихся на территории нынешней Челябинской области.

Например, Пушкин упоминает о Кыштымских заводах, Кичигинской крепости, де­ревне Караси, Коелге, Катав-Ивановске, Кундравинской слободе, Нагайбакской крепости, Нязепетровском заводе, Нижне-Увельской сло­боде, реках Ай, Сим, Юрюзань (у Пушкина Юрзень. – В. Р.).

Эти и другие материалы об оренбургской поездке Пушкина собраны и системати­зированы оренбургским ученым-краеведом Л. Н. Большаковым и московским историком Р. В. Овчинниковым в вышедшей в 1997 г. «Оренбургской Пушкинской энциклопедии». В ней учтены и отражены коррективы, допол­нения, сделанные краеведами, историками и литературоведами за все годы после выхода пушкинского исторического труда. В книгу во­шли краткие сведения почти обо всех населен­ных пунктах, так или иначе связанных с собы­тиями 1773–1774 гг., упомянутых Пушкиным в «Истории Пугачевского бунта», а также остав­шихся в черновиках, подготовительных запи­сях и набросках.

Мы же, челябинцы, гордимся тем, что он не обошел вниманием и наш город с прилега­ющими к нему районами нынешней Челябин­ской области. Это имеет для нас особый смысл и значение – ведь Пушкин был в нашей губер­нии и описал дорогие всем нам места.

 

В. П. Рожков

 

Литература

  • ФЕДОРИЩЕВ, В. Пушкин на Южном Урале... / В. Федорищев // Золотая долина : сб. / сост. Л. В. Орлова. – Челябинск : Челяб. Дом печати, 1993. – С. 122–125.
  • ЛАЗАРЕВ, А. И. Пушкин и Урал / А. И. Лазарев // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область, 1999 / Челяб. обл. универс. науч. б-ка, Отд. краеведения ; сост.: И. Н. Пережогина, Л. Ф. Мартьянова, М. А. Пахнева. – Челябинск, 1999. – С. 62–64.
  • «НЕТ, весь я не умру...» : памят. пушкин. даты в Челябинске / Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска ; сост. В. С. Боже. – Челябинск, 1999. – 93 с. : ил. – К 200-летию со дня рождения А. С. Пушкина.
  • ДУХОВНАЯ связь времен : (Урал. Пушкиниана) / Челяб. обл. обществ. орг. «Рус. культур. центр». – Челябинск, 2001. – 46 с. : ил.
  • ОВЧИННИКОВ, Р. В. За пушкинской строкой / Р. В. Овчинников. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. – 206, [2] с. : ил. – Библиогр. в примеч.: с. 185–207. О путешествии, предпринятом Пушкиным в 1833 г. в Поволжье и на Южный Урал.
  • ОВЧИННИКОВ, Р. В. По следам архивных разысканий А. С. Пушкина : [для «Истории Пугачева» и «Истории Пугачевского бунта»] / Р. В. Овчинников // Отечеств. архивы. – 1999. – № 3. – С. 9–25.
  • ДЫШАЛЕНКОВА, Р. Пушкин и Пугачев / Р. Дышаленкова // Автограф. Челябинск-Арт. – 1999. – № 5. – С. 35–36.
  • МЕЗЕНЦЕВ, П. И о нас упомянул! / П. Мезенцев // Стал. искра. – Аша, 1999. – 19 мая. По страницам «Истории Пугачева» А. С. Пушкина.
  • РОЖКОВ, В. П. Челябинские страницы пушкинской «Истории пугачевского бунта» / В. П. Рожков // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область, 1999 / Челяб. обл. универс. науч. б-ка, Отд. краеведения ; сост.: И. Н. Пережогина, Л. Ф. Мартьянова, М. А. Пахнева. – Челябинск, 1999. – С. 64–67.
  • Электронный каталог Челябинской ОУНБ