Версия для слабовидящих

Писатели

Жизненный путь Серафимы Власовой непрост. Ровесница века – все его потрясения коснулись и ее. Пережила революцию, Гражданскую и Великую Отечественную войны. Родилась в Томске, в семье рабочего кожевенного завода Константина Северьяновича Астафьева. В анкетах писала о своем крестьянском происхождении. По ее рассказам, дед был сослан в Сибирь на вечное поселение. Дом, где жила семья Астафьевых, стоял близко к Сибирскому тракту, по которому гнали арестантов на каторгу. Когда каторжники останавливались на отдых, маленькая Серафима слышала их рассказы, песни, запоминала на всю жизнь.

Раннее детство Серафимы было трудным. Отец пил, и мать, взяв с собой девятилетнюю девочку, ушла от него. Позже она вышла замуж за профессионального революционера Андрея Черносвитова, который оказал на  падчерицу большое влияние. В годы Гражданской войны отчим был начальником Частей особого назначения (ЧОН) всей Западной Сибири. Умер в 1926 г. в Томске. Когда Серафиме исполнилось 17 лет, не стало матери. Несмотря на свое трудное положение, девочка сумела получить образование. Сначала окончила церковно-приходскую школу, потом  Высшее начальное училище в Томске, позже –  гимназию.

В 1920 г. Серафима Константиновна вышла замуж и уехала с мужем на Урал, в Екатеринбург. Работала учительницей. Потом семья переехала в поселок Верх-Исетского завода (недалеко от Екатеринбурга). Здесь будущая сказительница продолжала преподавать в школе. С 1924 по 1928 гг. Власова не работала по болезни, растила маленьких детей. С 1928 г. несколько лет жила в Сысерти, на родине Павла Бажова. Писала историю Сысертского завода. Как и Бажов, она интересовалась местными сказаниями, поверьями, легендами, пословицами и поговорками. Собирала по крупицам живое уральское народное слово: «не столько записывала, сколько в сердце укладывалось».

Первый брак Серафимы Константиновны оказался несчастливым. Вторым ее мужем был учитель и партийный работник Николай Власов. В 1932 г. его перевели на работу секретарем райкома в Челябинскую область: в Кочкарь, затем в Пласт. Серафима Константиновна работала там учительницей, потом завучем, директором школы.

В 1936 г. Власова с мужем и детьми переехала в Томск для продолжения образования.

Работая в школе, училась заочно в Ленинградском институте политпросветработы им. Н. К. Крупской (1933–1937). Заочно окончила исторический факультет Томского педагогического института (1943). Еще в 1938 г. С. Власова вступила во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) и до конца жизни была верна ее идеям. Во время войны работала заведующей отделом пропаганды и агитации райкома ВКП(б). Оказывала большую помощь эвакуированным, в том числе детям  из блокадного Ленинграда. Сутками занималась трудоустройством людей, добывала для них жилье, одежду, еду. Она награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945».

 В 1945 г. Серафима Константиновна переехала к дочери в Подмосковье. Заведовала  парткабинетом на закрытом Софринском научно-исследовательском полигоне, где служили дочь – военный инженер, специалист по баллистике, и зять – подполковник. В конце 1947 – начале 1948 гг. Власова была на партийной работе  в Мурманске, с 1949 г. – опять на педагогической, в подмосковной школе.

В 1952 г. вслед за семьей дочери Серафима Константиновна приехала в Челябинскую область. Три месяца работала учителем истории и литературы, завучем в школе поселка, который теперь называется Солнечный (Сосновский район). Ее еще помнят бывшие сотрудники. Потом переехала в Челябинск и прожила здесь свои последние двадцать лет.

Писать Серафима Константиновна начала поздно, на шестом десятке, когда вышла на пенсию. Она признавалась: «Чтобы писать сказы, надо хорошо знать народ, его поэзию, безгранично любить свой край». Она сама хорошо знала и любила Урал, его историю, народное творчество уральцев. Много ездила по области, собирала русские, татарские и башкирские народные легенды и сказания.  Ее сказы: «Клинок Уреньги», «Брошечка», «Глядень-гора», «Улин камень», «Золотое слово», «Сказ о Косотур-горе» – написаны на основе златоустовских преданий. Почти все они печатались в «Златоустовском рабочем». Несколько сказов она посвятила Кыштыму и его окрестностям. Неслучайно был издан сборник сказов о Кыштыме Юрия Гребенькова и Серафимы Власовой «Золотыми тропами легенд» (книга вышла в 1997 г., к 240-летию города). Она писала о себе: «Работая много лет на Урале, а главное, слушая рассказы старых горщиков, лесорубов и рабочих, я прониклась глубоким интересом к старинным легендам и сказам, бытующим среди горнозаводского населения Южного Урала» («Сугомакская легенда»).

Первый сказ  Власовой – «Афанасий Кичигин» – опубликован в 1954 г. в альманахе «Южный Урал», первый сборник «Уральские сказы» вышел в 1958 г. Очень популярными среди южноуральцев стали сборники «Голубая жемчужина» (1958), «Поют камни» (1964), «Клинок Уреньги» (1968)…

В  сказах  Серафимы Константиновны отражалась история, география Южного Урала. Читателя подкупало то, что он встречал в них  знакомые и родные названия уральских гор, озер: Сугомак, Егоза, Иремель, Зюраткуль, Увильды, Тургояк, Акакуль…  Они не просто упоминались, об их происхождении рассказывались легенды. В ее сказах – города Златоуст, Кыштым, Куса, Коркино, Пласт… Она писала и о событиях давно минувших дней, и о делах своих современников.

В сборники «Герцогиня Акуля» (1966) и «Клинок Уреньги» Власова впервые поместила не только сказы, но и были, в которых отразились подлинные исторические события: переселение крестьян из средней России на Южный Урал («Тютнярская старина»), Пугачевское восстание («Зузелка», «Пугачевский клад»). Большое место занимает в них  Октябрьская революция и Гражданская война на Южном Урале: «Алая лента» о революционере из Сима Михаиле Гузакове, «Плакун-трава» о 96 карабашских рабочих, павших от рук белогвардейцев, о гибели челябинских революционеров Дмитрия Колющенко, Евдокима Васенко, Петра Тряскина («Агаповский застенок»)... Ее сказы помогают понять историю Южного Урала, жизнь рабочих, условия работы, взаимоотношения с хозяевами заводов и фабрик, причины революции. «Сказы Власовой – это живая история горнозаводского Урала, воссозданная в художественных образах» (В. Михнюкевич). «В ее сказах органично переплетаются сказовые элементы с реалистическим описанием действительности, с подлинными фактами, взятыми из жизни, звучащими современно и не утрачивающими глубокого реального смысла» (А. Шмаков).

Тема трудового мастерства уральских умельцев: горщиков, гранильщиков, литейщиков, кузнецов – главная у Власовой. Стоит прочитать начало сказа «Чугунная цепочка»: «Про наше каслинское литье да про мастеров его давным-давно слава по свету гуляет. И тем эти мастера славы добились, что своей горячей кровинкой сумели чугун оживить…»,  чтобы понять, как оценивал автор мастерство наших земляков. В сказе «Герцогиня Акуля» Власова рассказывает историю создания кружевной чугунной беседки (знаменитого Каслинского павильона, который получил золотую медаль на выставке в Париже в 1901 г.). Во многих сказах и былях Серафима Константиновна повествует о реальных человеческих судьбах. Героями ее произведений стали каслинский мастер Михаил Торокин («Васяткин сапожок») – дядя Василия Торокина – героя сказа Бажова «Чугунная бабушка», челябинский рудознатец Василий Козырин («Каменная радуга»), канашские ковровщицы («Золотая шерстинка»), карабашские старатели («Анискин камень»)… С. Власовой удалось показать настоящие рабочие характеры, верность своему делу, золотые руки мастеровых. Недаром горщик Андрей Лобачев («Андрей Лобачев») говорит: «Ничего не пожалею, душу заложу, а до доброго камня дойду…».

Важно в сказах Серафимы Константиновны и то, что в них говорится о дружбе народов разных национальностей, много веков населяющих наш край, о давней совместной борьбе народов против угнетателей. Есть сказы, написанные по мотивам башкирских легенд: «Клинок Уреньги», «Агидель», «Габиевка», «Зузелка», «Песни Сабаная»…

Герои С. Власовой наделены высокими нравственными качествами: чести, достоинства, верности, доброты. В «Сказании о Вахрушкином счастье» ясно выражена мысль:  нельзя быть счастливым, когда другие несчастны.

Язык сказов образный, яркий, в них много народных пословиц и поговорок: «Золото моем, а голосом воем», «У него под носом-то взошло, а в голове не посеяно», «Лучше петь на веточке, чем в золотой клеточке», «Весело валит с неба град, да никто ему не рад», «Первый кусок повару, последний – коту»... Неслучайно знаток сказов Власовой челябинский писатель А. А. Шмаков называл ее «кудесницей слова». А сама она пишет: «Слово к слову, как камень к камешку на богатом уборе, собрала я сказ об Урале» («Сказ об Урале»). Лучшими сказами критики признавали «Пушок и Душок» («Дело было осенью, как говорят, земля скучать начала, снега просила…»), «Марьин корень», «Ильинский косогор», «Афанасий Кичигин», «Камни поют»…

Но гораздо интереснее было сказы не читать, а слушать их в исполнении автора. Своими рассказами она могла заворожить любую аудиторию. Власова была очень артистична, читала  свои произведения на разные голоса. Профессиональным актерам не удавалось так прочитать. Жаль, что не сохранилось телевизионных и радиозаписей, характеризующих мастерство сказительницы. Причем, в устном изложении ее сказы выглядели иначе: она импровизировала, легко меняла сюжеты, находила другие слова.

 В архивах хранятся восторженные отзывы о ее выступлениях в воинских частях, на заводах, фабриках, в школах, санаториях, Домах творчества писателей (Малеевке, Дубултах…). В номере газеты «Пионерская правда» за 2 марта 1971 г., в основном посвященном Южному Уралу, есть маленькая заметка «Чья бабушка?». В ней говорится о том, как спорили рабочие челябинских заводов, чья же «бабушка Власова»: настолько хорошо  они знали ее по выступлениям в цехах. С. Власова часто бывала в уральских воинских частях. Недаром ее зачислили почетным воином в Челябинский гарнизон, вручили нагрудный знак «Отличник Советской Армии». Характеристику сказительницы-рассказчицы дал челябинский литературовед, фольклорист Александр Лазарев: «С. К. Власова представляет собою тип писателя, для которого литературный сказ стал наиболее естественной и органичной формой творчества. Много лет проживя на Урале, она всем своим существом усвоила местные устно-поэтические традиции. Индивидуальные особенности Власовой как замечательной рассказчицы обусловили характер ее творчества» («О сказах народа и творчестве С. К. Власовой»).

Всю жизнь С. Власова была активной общественницей. Дважды избиралась депутатом Челябинского городского Совета (1965–1967, 1967–1969). Она – лауреат премии имени академика И. В. Курчатова Челябинского областного комитета ВЛКСМ. По ее настоянию в Челябинске был открыт магазин «Уральская книга», заведовала им на общественных началах. Здесь проходили встречи с писателями, работал своеобразный уральский литературный клуб. Дружила с библиотеками, особенно тесно с  областной детской, дарила им свои книги.

Серафима Константиновна была сложной натурой. Александр Золотов, журналист, в 1972–1989 гг. директор Южно-Уральского книжного издательства, пишет: «…К ней долго не относились всерьез, посмеивались: «Тоже мне писательница!». За глаза звали не иначе, как «бабка Серафима». Себя она называла «бабкой Власихой». Она и в самом деле смотрелась бабкой, типичной пожилой женщиной из очереди, замученной жизнью. Такой была в одежде, разговоре, а говорила надтреснутым прокуренным голосом. Только все это было не больше, чем маска; образования, а тем более житейского опыта, у нее хватало». Небольшого роста, с  живыми глазами, высоким лбом. Многим она запомнилась как очень эмоциональный человек. Была непредсказуема: могла плакать горючими слезами, глядя на неудачные иллюстрации к своим книгам и тут же пуститься в пляс или пасть на колени. Могла откровенно похвастаться. Не брезговала спиртным, была заядлой курильщицей.

С. Власова говорила, что в литературу ее ввели три Александра: Фадеев, Лазарев и Шмаков. Профессор-фольклорист Александр Иванович Лазарев и писатель-литературовед Александр Андреевич Шмаков действительно много помогли Серафиме Константиновне в ее творчестве. А о том, как ее «благословил» на писательство Александр Александрович Фадеев, надо сказать особо. В 1954 г. он собирал в Магнитогорске и Челябинске материалы к своей книге «Черная металлургия». Серафима Константиновна часто рассказывала о случайной встрече с писателем на берегу озера Смолино и каждый раз по-разному: то они сидели с незнакомым мужчиной на березовых пеньках, то на скамейке, то ранним утром, то поздним вечером. Он услышал от нее сказ (называются разные сказы) или несколько сказов. Незнакомец был покорен ее мастерством и посоветовал печататься. Одно было неизменным – Власова не узнавала, с кем беседовала. И только потом ахала: с самим Фадеевым! В это очень трудно поверить. Такую встречу никак нельзя назвать случайной. Дело в том, что жил А. Фадеев не просто на берегу озера Смолино, а в закрытой «обкомовской даче». И все знали, что он там. Осенью, когда дачи опустели, вычислить Фадеева было просто. Писатель был хорошо известен  даже каждому школьнику по фотографиям,  кинокадрам. Высокий, с седой головой, с молодыми синими глазами, всегда хорошо одетый. Рекомендация А. Фадеева, председателя Союза писателей СССР,  пусть и устная, была для малоизвестной тогда Власовой  крайне важна. Эту «встречу» писательница явно подготовила, а потом превратила в очередной сказ. Ее стали бы печатать и без поддержки Фадеева.

Но важнее всего для Власовой как сказительницы был Павел Петрович Бажов. Это его сказы сыграли огромную роль в выборе Серафимой Константиновной писательского пути. Тем более, что она давно проявляла интерес к уральскому фольклору: собирала пословицы, поговорки, народные слова на Урале еще тогда, когда и не помышляла о литературной работе.

Серафима Константиновна написала более 70 сказов, былей, рассказов. При жизни у нее вышло 9 книг, а всего – 11:  в Челябинске, Магнитогорске, сборник «Сказание о Щелкане и Сулее»  в Москве (1975). Наиболее полный сборник произведений (25 сказов) – «Клады Хрусталь-горы». В книге три главы: «Сказы об Урале», «Сказы о камне», «Сказы об умельцах». Их названия определяют главные темы сказов. В газетах печатались и ее очерки о замечательных земляках: Лидии Сейфуллиной, краеведе Владимире Бирюкове, кусинском писателе Викторе Савине… В Интернете есть сведения, что С. Власова – автор пьесы «Хозяйка Медной горы» (по сказам Бажова), которая была поставлена в Ленинградском детском драматическом театре.

В 1965 г. С. К. Власову приняли в Союз писателей СССР. Не все ее произведения и при жизни оценивались одинаково. Ее хвалили и в то же время упрекали в подражательстве Бажову, в сентиментальности (первые сказы), в искусственности сюжетов, в неудачном соединении фантастики, сказочного и реального… Справедливости ради надо заметить, что писать сказы очень трудно, особенно после Павла Бажова. Но челябинская сказительница в своем  творчестве оказалась смелым человеком. Среди созданных ею произведений немало достойных.

Далеко не все сказы Власовой выдержали испытание временем. Некоторые из них излишне политизированы, например, сказ «Клады Хрусталь-горы о встрече молодого Я. Свердлова с заводскими мальчишками. Серафима Константиновна была истинным партийцем-коммунистом. Для нее характерен классовый подход в оценке людей и событий. В сказах присутствует постоянный мотив: до революции все было плохо, после – все хорошо. Бедные – всегда хорошие, красивые люди, богатые – «звери». Знаток творчества Власовой А. И. Лазарев писал, что ее сказы о далеком прошлом «полны ужасов». Критики отмечали необъективность оценки исторических лиц. Например, Акинфий Демидов, его управляющий Лев Расторгуев («Сугомакская легенда») сделали в истории Урала и много доброго, а по ее представлениям, Демидов: «Железный аркан на поселенцев надел, у самого их горла цепь натянул…», а Расторгуев: «Недаром любил Лев темную ночь да большую дорогу, с нее и в управители вышел, а потом и заводы к своим рукам прибрал. Одним словом, темный был человек Расторгуев, не светлей других заводчиков». Бажов в свое время протестовал против такого упрощенного понимания роли тех, кто создавал русский горный промысел.

Личная жизнь Серафимы Константиновны не задалась. Она рассталась и со вторым мужем. Не имела своего жилья. В последние годы жила с семьей дочери Анастасии Николаевны Катышевой, кандидата наук, заведующей кафедрой в Челябинском агроинженерном институте (теперь университет). Выросли два внука.

Писательница мечтала построить на гонорары от своих книг под Москвой небольшой деревянный дом, поближе к железной дороге, чтобы гостям к ней удобнее было приезжать. И чтобы в доме – простой стол из досок и скамьи, на столе – самовар, глиняные чашки. На окнах ситцевые занавески. Во дворе банька. Мечта не вполне осуществилась. Ей удалось купить маленькую кооперативную квартирку в городе Красноармейске, недалеко от Москвы. Позже она переехала в микрорайон с поэтическим названием Серебрянка (г. Пушкино). Сюда она периодически приезжала из Челябинска. Художнице, иллюстратору ее книг А. Аверкиевой она писала в 1969 г.: «Здесь очень хорошо. Тишина. Близко густой лес. Не звенят трамвайные звонки, телефонные. Одним словом – покой и близко Москва. Все же я здесь, как ни хорошо, скучаю о родном Урале – нет лучше его в мире».

В энциклопедиях «Челябинск», «Челябинская область», в Интернете неверно указано место смерти писательницы. Серафима Константиновна  умерла не в г. Пушкино, а в Челябинске. Зимой она была в Подмосковье, простудилась. И, несмотря на сорокаградусный мороз, приехала домой, на Урал. Успела друзьям пожаловаться на «чертову простуду». 26 января 1972 г. ее не стало. Кто-то тогда сказал: «Это так на нее не похоже!». Прощались с нею во Дворце железнодорожников. Похоронена на Успенском кладбище. Сохранилось в архиве завещание, где она писала: «Мой труп сжечь, обязательно сжечь, а урну замуровать в одной из гор Южного Урала… (чтобы) не тлеть в земле, а вечно слушать шум сосен в горах, любоваться хребтами и далью, далью бесконечно любимого Урала»… Ее просьбу не могли выполнить: в  то время в Челябинске не было крематория.

К сожалению, вскоре после ухода из жизни Серафимы Константиновны умер зять, затем дочь (1973), а потом и старший внук Александр, талантливый человек, надежда семьи. Остался один внук, живший в Подмосковье, с которым у Серафимы Константиновны были сложные отношения. Судьбы ее сына Владимира и внука  неизвестны. Архив писательницы находится в разных фондохранилищах: Объединенном государственном архиве Челябинской области, Челябинском областном краеведческом музее, многие документы хранятся в семье челябинского писателя Александра Андреевича Шмакова.

Непростая история и с мемориальной доской. В Челябинске на доме № 28 по ул. Цвиллинга висит мемориальная доска, где указано, что писательница жила в нем с 1962 по 1972 гг. Однако под номером 28 на этой улице числятся два дома, построенные в разное время. На стене того, где жила Власова, из-за полуколонн доску повесить было невозможно, и ее укрепили на соседнем доме. Сомнение вызывает и первая дата  – 1962 г. Власова здесь  жила, возможно, дольше – все двадцать лет, а не последние десять. В 1990-х гг. мемориальная доска пропала, на ее месте появилось высокое крыльцо нового магазина. Но Центр историко-культурного наследия г. Челябинска добился ее восстановления.

Книги Серафимы Константиновны издавались чаще всего на плохой бумаге, в тонких обложках. Они были недолговечны. Только «Хрустальный голубь» выпущен как подарочное издание. Сборники С. Власовой сохранились не во всех библиотеках Челябинской области. После ее смерти книги почти не издавались. Несколько сказов вошли в сборник «Легенды Южного Урала» (2008). К сожалению, в этой хорошо изданной книге в оглав-лении не указаны авторы. Найти произведения С. Власовой можно только, просмотрев ее всю. Школьники узнают о самобытном авторе-сказительнице из таких учебных пособий, как «Хрестоматия по литературе родного края: 1–4 класс» (Челябинск, 2002) и «Литература России. Южный Урал: хрестоматия: 5–9 класс» (Челябинск, 2002). Лучшие сказы С. К. Власовой помогают им полюбить родной край, узнать его историю, оценить богатство народного языка.

Сведения о Серафиме Константиновне есть в энциклопедиях «Челябинск», «Челябинская область». Те, кому интересен глубокий анализ литературного творчества сказительницы, найдут его в работе челябинского ученого-филолога В. Михнюкевича («Наша бабушка Власова»).

Удивительно, что в Екатеринбурге, где жил и работал Павел Бажов, не было и нет продолжателей его дела. А на Южном Урале появилась группа сказителей: Серафима Власова, Сергей Черепанов, Юрий Подкорытов, Нина Кондратковская, Юрий Гребеньков и др. И первой по праву надо признать Серафиму Константиновну.

                                                                         Н. А. Капитонова

Сочинения

  • ВЛАСОВА, С. К. Голубая жемчужина : легенды, предания, сказы дорев. Урала / С. К. Власова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1958. – 99 с.
  • ВЛАСОВА, С. К. Уральские сказы / С. К. Власова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1958. – 36 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Сугомакская легенда : [сказы и легенды] / С. К. Власова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1959. – 34, [1] с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Сказание о Щелкане и Сулее / С. К. Власова ; вступ. ст. А. Шмакова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1961. – 120 с. : ил., 1 л. портр.
  • ВЛАСОВА, С. К. Сын степей : [пастух В. П. Ишменев] : очерк / С. К. Власова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1961. – 17 с. : портр.
  • ВЛАСОВА, С. К. Поют камни : сказы / С. К. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1964. – 99, [1] с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Герцогиня Акуля : сказы и были / С. К. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1966. – 94 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Клинок Уреньги : сказы и были / С. К. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1968. – 100 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Клады Хрусталь-горы : сказы и были / С. К. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1970. – 192 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Хрустальный голубь : сказ / С. К. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1972. – 62 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Ансаровы огни : [сказы] / С. К. Власова ; под ред. А. И. Лазарева ; вступ. ст. А. Шмакова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1974. – 119 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Сказание о Щелкане и Сулее : [сказы] / С. К. Власова ; вступ. ст. А. Нечаева. – М. : Совет. Россия, 1975. – 112 с. : ил.
  • ВЛАСОВА, С. К. Увильдинская легенда ; Сугомакская легенда ; Герцогиня Акуля ; Тютьнярская старина / С. К. Власова // Золотыми тропами легенд : легенды и сказы о Кыштыме. – Магнитогорск, 1997. – С. 153–185.
  • ВЛАСОВА, С. К. Тютьнярская старина ; Пугачевский клад ; Увильдинская легенда / С. К. Власова // Литература России. Южный Урал : хрестоматия : 5–9 кл. / сост.: Н. А. Капитонова [и др.]. – Челябинск, 2002. – С. 254–273.
  • ВЛАСОВА, С. К. Полозов дворец : сказ / С. К. Власова // Хрестоматия по литературе родного края : 1–4 кл. / сост. : А. Б. Горская [и др.]. – Челябинск, 2002. – С. 215–217.
  • ЛЕГЕНДЫ Южного Урала / [сост. И. А. Кириллова]. – Челябинск : Аркаим, 2008. – 207 с. : ил. – Библиогр.: с. 206–207. – Топоним. слов.: с. 164–187. – Из содерж.: Власова, С. К. Глядень-гора. – С. 20–26; Власова, С. К. Маланьин спор. – С. 27–33; Власова, С. К. Увильдинская легенда. – С. 63–69; Власова, С. К. Агидель. – С. 97–103; Власова, С. К. Герцогиня Акуля. – 133–155; Власова, С. К. Клинок Уреньги. – 159–162.

Литература

  • МИХНЮКЕВИЧ, В. А. Власова Серафима Константиновна / В. А. Мих-нюкевич // Челябинская область : энциклопедия : в 7 т. / редкол.: К. Н. Бочкарев (гл. ред.) [и др.]. – Челябинск, 2008. – Т. 1. – С. 674.
  • ТУРОВА, Е. Власова Серафима Константиновна / Е. Турова // Челя-бинск : энциклопедия / сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. – Изд. испр. и доп. – Челябинск : Камен. пояс, 2001. – С.148.
  • ЧАБАНЕНКО, В. Власова Серафима Константиновна / В. Чабаненко // Златоустовская энциклопедия : в 2 т. / ред.-сост.: А. В. Козлов [и др.]. – Златоуст, 1997 – Т. 1. – С. 64.
  • ШМАКОВ, А. А. Урал литературный : крат. биобиблиогр. указ. / А. А. Шмаков, Т. А. Шмакова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1988. – 366 с. С. 61–62: Власова С. К.
  • ШМАКОВ, А. Об авторе и ее сказах / А. Шмаков // Сказание о Щел-кане и Сулее / С. Власова. – Челябинск : Кн. изд-во, 1961. – С. 3–5.
  • ЛАЗАРЕВ, А. О сказах Серафимы Константиновны Власовой / А. Лазарев // Поют камни / С. Власова. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд- во, 1964. – С. 3–6.
  • КИТАЙНИК, М. О путях к чудесному : (лит. сказы об умельцах) / М. Китайник // Детская литература, 1966 год. – М. : Дет. лит., 1967. – С. 106–131. О бажовских традициях в сказах С. К. Власовой.
  • ЛАЗАРЕВ, А. И. Предисловие / А. Лазарев // Клинок Уреньги : сказы и были / С. Власова ; под ред. А. И. Лазарева. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1968. – С. 3–5.
  • ЛАЗАРЕВ, А. О сказах народа и творчестве С. К. Власовой / А. Лаза-рев // Клады Хрусталь-горы / С. Власова ; под ред. А. И. Лазарева. – Челя-бинск : Юж.-Урал кн. изд-во, 1970. – С. 4–12.
  • ДЕРГАЧЕВ, А. И. Люди и сказы Хрусталь-горы / А. И. Дергачев // Урал. – Свердловск, 1971. – № 9. – С. 158–159. О творчестве С. К. Власовой.
  • ШМАКОВ, А. Кудесница слова / А. Шмаков // Ансаровы огни / С. Власова ; под ред. А. И. Лазарева. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1974. – С. 3–11.
  • НЕЧАЕВ, А. Серафима Константиновна Власова и ее сказы / А. Нечаев // Сказание о Щелкане и Сулее / С. Власова. – М. : Совет. Россия, 1975. – С. 3–6.
  • МИХНЮКЕВИЧ, В. Редкий талант : к 80-летию со дня рождения С. К. Власовой / В. Михнюкевич // Челяб. рабочий. – 1981. – 26 июля.
  • МАТЕРИАЛЫ Свода памятников истории и культуры РСФСР. Челябинская область : сб. науч. тр. / сост. и науч. ред. Л. С. Рафиенко. – М., 1986. – 149 с. : ил. – (Сб. науч. тр. / НИИ культуры ; [вып.] 153). С. 46–47, 57–58: О С. К. Власовой.
  • ШМАКОВ, А. Кудесница уральского слова / А. Шмаков // Вечер. Челябинск. – 1986. – 28 июля. К 85-летию со дня рождения С. К. Власовой.
  • МИХНЮКЕВИЧ, В. А. Литературный сказ Урала : истоки. Традиции. Поиски / В. Михнюкевич. – Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1990. – 192 с. С. 139–164: «Наша бабушка Власова».
  • СРУБЩИК, М. Там есть весна, там есть заря : трава забвения не должна коснуться творчества Серафимы Власовой / М. Срубщик // Челяб. рабочий. – 1990. – 21–22 июля. – С. 8.
  • КАПИТОНОВА, Н. Прогулка по литературному Челябинску : [воспоминания о писателях Л. К. Татьяничевой, Ю. Н. Либединском, С. К. Вла-совой и др.] / Н. Капитонова // Городской романс : кн. о Челябинске и о челябинцах, напис. самими челябинцами / авт.-сост. Е. Г. Ховив. – Челябинск, 1996. – С. 317–324.
  • ТУРОВА, Е. П. Судьба, достойная удивления / Е. П. Турова // Архивное дело в Челябинской области : информ. вестн. / Ком. по делам арх. администрации Челяб. обл. ; гл. ред. С. И. Загребин. – Челябинск, 1997. – Вып. 2. – С. 98–101.
  • СРУБЩИК, М. «Здесь жила и работала…» / М. Срубщик // Южно-урал. панорама. – Челябинск, 1997. – 31 июля – 6 авг. – С. 9. О жизни и творчестве сказительницы.
  • ЗОЛОТОВ, А. А. Пережитое, или Записки идеалиста / А. А. Золотов. – Челябинск : [б. и.], 1998. – 207 с. : 6 л. фото. С. 139–141: Бабка Серафима.
  • ВЛАСОВА Серафима Константиновна // Литература России. Южный Урал : хрестоматия : 5–9 кл. / сост.: Н. А. Капитонова [и др.]. – Челябинск : Взгляд, 2002. – С. 247–253.
  • ВЛАСОВА Серафима Константиновна // Хрестоматия по литературе родного края : 1–4 кл. / сост.: А. Б. Горская [и др.]. – Челябинск, 2002. – С. 308–310.
  • ЛЫСАНОВА, Н. И такое бывает / Н. Лысанова // От 7 до 17. – Челябинск, 2008. – № 6. – С. 8. Л. Татьяничева – о С. Власовой.
  • ПИСАТЕЛИ Южного Урала : библиогр. справ. [на 1-е янв. 1965 г.] / [сост.: А. П. Подольская и др.]. – Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1966. – 311 с. : портр. С. 34–36: Власова Серафима Константиновна.
  • ПИСАТЕЛИ Челябинской области : биобиблиогр. справ. / сост. В. В. Ильина. – Челябинск, 1992. – 255 с. – С. 33–36: Власова С. К.
  • Электронный каталог Челябинской ОУНБ